Михаил Лабковский: «Если девушка говорит «нет», я к ней второй раз не подойду»

0
1

Человек-психолог, он как пророк — пришел и сказал людям правду (и даже выпустил книгу «Хочу и буду»). Мы решили, как водится, закидать его камнями, но перед этим взяли интервью.

87092-ZWU4M2ZjMDRlMQ

Михаил, вот вы практикуете тридцать лет и вдруг стали суперзвездой. Как так вышло?

У этого есть интересная причина: я вылечился. В прямом смысле этого слова, медикаментозно. Есть такое заболевание СДВГ — синдром дефицита внимания и гиперактивности. Это детский диагноз, им болеют в мире двадцать пять процентов детей. Я не мог концентрироваться, вообще необучаемый был. Я учился во многих вузах и все бросал. Предложение до конца не мог дописать нормально. Только лет в пятьдесят я узнал, что со мной. Нашел препарат, норадреналиновый. Первое, что произошло: я стал очень конкретным, очень работоспособным, стал выдерживать большие нагрузки и стал абсолютно структурированным. Ну и все постепенно раскрутилось: эфиры на «Серебряном дожде», лекции, Интернет, книга.

Я прочитал вашу книгу. Если ее сократить до одного предложения, то получится «Делай только то, что хочешь, и будешь счастлив». Я правильно понял суть?

Что имеется в виду на самом деле? Когда вы принимаете решение по разным поводам своей жизни, у вас разные мотивации: здорово, правильно, целесообразно, справедливо и так далее. И есть одна мотивация, которая лишена всякого смысла: мне так нравится. Если вы научитесь, во-первых, понимать, что вам нравится, и, во-вторых, принимать решения только на основе того, что вам нравится, то есть эмоциональные, вы действительно можете быть счастливыми. И тут одна проблема: для этого надо перестать бояться. Потому что, если вы так будете жить, могут наступить последствия: вы можете потерять деньги и людей. Зато сразу начинается другая жизнь. А жить как хочется — на самом деле единственный способ прожить жизнь счастливо. И это правда.

Есть, наверное, такие высокодуховные натуры, которым хочется играть на арфе, а они таскаются в банк. Но мне кажется, большинство людей хотят просто жрать, бухать и трахаться, извините.

Ну, ни в одной из этих вещей нет ничего плохого, хотя если бухать с зависимостью, то это уже медицинские проблемы. А так, пожалуйста — делайте что хотите, это ваша жизнь. Просто рано или поздно деньги закончатся. Эта проблема решается так: любой обыватель, если он здоровый, имеет потребность не в работе как таковой, а в самореализации. Удовольствия не приносят самореализации. И если научиться слушать свои желания, неизбежно возникнет деятельность, от которой прет. Деятельность, которая со стороны будет выглядеть как работа, потому что приносит деньги, но по факту это будет любимое занятие.

Потакать своим желаниям надо учиться?

Да, каждый раз при принятии решения — куда пойти, что сделать — спросить себя: хочу я этого или не хочу? И отказываться категорически от того, что вы не любите. Никаких компромиссов. Например, открываете холодильник. Хотите перед этим одно, а там оказывается совсем другое. Вы не должны это есть. Идите в кафе за определенной едой. Если не пойдете — это компромисс, это, значит, вы тянете лямку. Вы должны доводить свои желания до реализации. Второй шаг — отказываться от того, что вам не нравится, что приносит вам ущерб.

Сплошь и рядом бывают ситуации, в которых нужно напрячься и что-то сделать ради результата, который нравится. Но процесс несколько мучителен. Что в этой ситуации делать?

Жизнь — это не анальный секс, когда сначала будет больно, а потом приятно. Надо, чтобы сразу было приятно. Моя идеология так устроена, что не надо вообще напрягаться, чтобы потом получить результат. Так что то, что вы описали, — это невротическое. То есть любая игра «достижение — преодоление» — это нездоровое.

Если любое напряжение ради результата — это невротическое, то, получается, цивилизацию двигали невротики?

Да, сто процентов.

Может, тогда не надо вылечиваться всем от невротизма?

Человеку важно не то, насколько он гений, а насколько он счастлив при жизни. Все великие — трагические личности, они страдали, умерли в страданиях. И от того, что им сейчас ставят памятники, не легче. А половину из них еще и не оценили при жизни. Моя задача как психолога — не делать из великого еще более великого, а сделать из великого — счастливого. При этом он может растерять свое величие.

Мне кажется, по этой логике человечество с дерева бы так и не спустилось.

И что, это плохо?

Я вот подумал про дельфинов. Вот были обезь­яны и дельфины. Обезьяны-невротики слезли с дерева — и вот они мы. А дельфины остались счастливыми.

Многие люди вообще плюются на цивилизацию. Говорят, что от нее все зло и идет.

А добиваться женщин тоже не надо?

Тоже не надо. Если девушка говорит «нет», я к ней второй раз не подойду. Я даже могу жалеть ка­кое-то время после, что можно было еще немного поднатужиться — и она была бы моей. Но мне этого не надо. Потому что я знаю: это ничем не закончится.

Бытует среди мужчин концепция, что интересно, когда надо приложить чуть-чуть усилий, погоня некая.

Да ради бога, когда флирт. Но не когда тебе говорят «нет». Тебя в дверь, а ты в окно. Есть такие упертые, которые до последнего. Это вообще история про самолюбие, про уроненную само­оценку. Давайте я пример приведу. Приходит ко мне женщина, которая разводится. Я спрашиваю: «А как вы познакомились?» «Он ухаживать за мной еще на втором курсе начал. А я внимания не обращала, у меня были другие отношения, романы. Когда все остальные отпали, я поняла, что это настоящая любовь, и вышла за него. Он очень хорошо за мной ухаживал. А как на русский язык перевести фразу «Он за мной ухаживал три года»? Я три года ему не давала». Каким надо быть дебилом и психом, чтобы три года ждать, пока тебе обломится?! А потом жениться, а потом, естественно, потерять интерес. Он же охотник. Его самолюбие успокоено, самооценка поднялась, ему эта женщина теперь на хрен не нужна, она и так его. В идеале люди должны друг друга любить, это взаимное чувство. Никто никого не должен догонять.

А вот если, к примеру, человек очень хочет покончить с собой, желание у него такое. Его нужно отговаривать?

Значит, смотрите, есть патологические желания. Психопатология — это удел психиатрии. Я психолог, и я говорю о желаниях в пределах нормы. Норма — это то, что не наносит ущерб тебе и окружающим. Ни жизни, ни здоровью. Вот внутри этой истории делай все, что хочешь.

Есть фраза известная: все, что я люблю, либо аморально, либо незаконно, либо от этого толстеют. Это тоже невротическое?

У невротиков существует потребность есть ночью, например: они так успокаивают стресс. С утра ни у кого невроза нет, все на работу идут. Людей накрывает после пяти вечера. Поэтому рекомендация диетологов «не ешьте после шести» вообще смешная. Невротики должны съедать большой объем, потому что, когда кровь приливает из головы в желудок, они успокаиваются. Когда вы перестаете быть невротиком, это проходит. Здоровый человек не переедает, курить ему не хочется, пьет только тогда, когда хочет, у него вообще нет зависимостей. Люди с низкой самооценкой должны затрахать наибольшее количество людей: они так самоутверждаются. Если же у вас здоровая самооценка, то у вас нет потребности хвастаться своими любовными похождениями.

Кстати, а каково ваше мнение о полигамии и моногамии? В качестве генетических моделей поведения?

Я идеалист. В моей жизни два раза были женщины, с которыми я никого другого тупо не хотел. Я считаю, что это идеальная история, к которой надо стремиться, а все остальное — компромиссы и расстройство психики. Я хочу считать, что моя женщина самая лучшая — настолько, что я никого другого не хочу. Она может быть похожа на обезьяну — это вообще не важно. Главное, чтобы тебе нравилась. Три вещи не влияют на любовь: возраст, внешность и характер. Примеры: Вуди Аллен, Пирс Брос­нан, Джон Леннон. Мне нравится в женщине только одно качество – чтобы она меня цепляла. Все остальное не важно.

Вы пишете, что внешность для женского счастья не важна. Но разве красивой женщине не проще найти счастье в личной жизни, чем некрасивой?

«Красивая» и «замужем» вообще не связаны. Ярчайший пример – Мэрилин Монро. На фиг никому не сдалась. Замуж выйти проще той, которая принимает себя такой, какая она есть. Ведь она любит себя, а если она любит себя, то полюбят и ее. Не родись красивой, как известно. В моей системе есть две женщины. Одна из них жрет и собой довольна, но не переедает. А вторая занимается самосовершенствованием, не вылезает из спортзалов. Я бы выбрал первую, вторая мне не нужна, она ущербная по определению.

А с чем обычно приходят мужчины к вам?

Вообще, к психологу приходят с тремя проб­лемами: это отношения, сам человек, дети. Женщины — чаще про отношения, а мужчины — чаще про себя. Семейные кризисы, рабочие кризисы, тупик, когда ничего не хочется… Иногда со всякими сексуальными проблемами.

Вы писали, что не очень любите консультировать семейные пары. Почему?

Потому что в девяноста девяти процентах случаев конфликт между супругами — это внут­ренний конфликт каждого из них. Если бы они не имели внутренних проблем, то смогли бы договориться между собой. Все это идет из детства. Каждый из них должен заняться своей головой, а не пытаться с психологом выяснить, что с ними не так.

Часто ли происходят ситуации, когда пациентки норовят профессиональное общение перевести в личное?

Ну нет, не часто. Все-таки приходят люди с реальными проблемами, им не до отношений. Но иногда бывает. И я никогда этому не мешаю. Но сначала терапия, а все остальное — потом.

А если захочется?

То после терапии. В США есть закон, что можно вступить в отношения с пациентом через какое-то время. В одних штатах — через пять лет, в других — через двенадцать. Долго ждать, правда?

Пациенты еще способны вас удивлять?

К сожалению, я бы сказал. Один раз прямо на консультации мужчина воткнул жене нож. Я этого предотвратить не мог: стол закрывал обзор. Но она сидела молча, глаза только как у наркоманки были — знаете, зрачок такой… И в этот момент она показалась мне странной, поэтому я попросил мужчину выйти, чтобы мы могли поговорить наедине с его женой. Когда он вышел, женщина вскочила и говорит: «Спасите, он меня сейчас зарежет!» Была лужа крови. Он был маньяком, но это отдельная история.

А бывает, что вы отказываетесь?

Да. Первое — когда этим должен заниматься психиатр. Говорю, что это не мой пациент, советую пойти сначала к врачу, потом ко мне. Второе — это матерщинники и хамы, что бывает редко.

Вот вы пишете, что после 65 лет всем надо принимать антидепрессанты.

Да это не я, это говорят все психиатры и психологи. Вот настроение херовое — это не потому, что вас с работы уволили, а потому, что гормоны уже другие. Люди этого не понимают. Это у нас такая психологизация проблемы. Я считаю, что всем нужно принимать с 65 лет.

Сами-то собираетесь?

Ну, мне пока пятьдесят пять, но я очень люблю медицину. Благодаря ей я и вылечился.

Последний вопрос. Хорошо ли быть холостяком в 55 лет?

Нет. Я хочу семью. Но я немножко идеалист: идеализирую себя, свою жизнь и женщин. Поэтому хочу себе такую женщину, чтобы кроме нее я больше никого не хотел. А сейчас такая жизнь — минута славы. Имею много предложений от женщин. Поэтому непросто. Выбор, понимаете. Я был женат тринадцать лет, развелся. Дети есть. Я не теряю надежду. Рано или поздно и на моей улице перевернется грузовик с анашой. Вопрос времени. Я не буду холостым стариком.

Comments

comments